Передвижники. Часть 1

Россияне учатся жить там, где работают, а не работать там, где живут.

Движение — это жизнь. Впрочем, порой справедливым оказывается и частное следствие из этой аксиомы: чем активнее движение (изменения в карьере, рост заработной платы и другие признаки, сопровождающие трудовую миграцию), тем жизнь — лучше. Похоже, российские специалисты к перемещениям готовы. Причем не только в сторону «заповедной зоны», ограниченной московской кольцевой.

По данным портала Superjob, в марте 2011 года количество резюме с пометкой «Готов переехать в другой город» составило 17% от общего числа объявлений. В свою очередь, «рассматривают соискателей из других городов» 60% российских работодателей.

Очевидно, что готовность компаний принимать на работу приезжих напрямую зависит от экономической ситуации в стране. В период кризиса даже столичные работодатели, по традиции наиболее лояльные к мигрантам, проявляли непривычную сдержанность. Число вакансий, адресованных соискателям из регионов в разгар кризиса, снизилось в несколько раз.

Однако теперь все изменилось. По оценкам аналитиков Superjob, уже к марту 2011 года 72% московских работодателей готовы были взять на работу иногородних рабочих. Примерно столько же кандидатов приглашали работодатели в сферах ИТ (72%), строительства (71%), обслуживания и туризма (по 70%). При этом мигрантам труднее всего было рассчитывать в Москве на финансовые позиции (49%) и работу в кадровых службах (51%).

Подобная ситуация легко экстраполируется на другие миллион-ники. Вопросы прописки все меньше интересуют примерно каждую вторую компанию в большинстве крупных городов.

После второго кризиса, говорит Наталья Курантова, директор по продажам Kelly Services, в массе своей люди стали более легки на подъем. Возросшую социальную подвижность Курантова объясняет ростом амбиций, а также «неравномерным спросом на персонал вследствие различного экономического развития регионов».

При этом наиболее «гибкими» в вопросах трудоустройства, по оценкам Superjob, являются жители и без того демографически проблемного региона — Сибири.

Из Новосибирска не против уехать четверть кандидатов, а Омск готовы покинуть 36% специалистов. Складывающаяся ситуация уже ощутимо влияет на обострение кадрового голода в этих городах. Не случайно 70% работодателей Омска, в свою очередь, готовы брать на работу приезжих.

По оценке Superjob, самыми мобильными кандидатами рынка труда являются специалисты в области стратегического развития и консалтинга, а также строительства и производственной отрасли. Они «выше географии». Тем временем самые пассивные на рынке труда — представители таких профессиональных сегментов, как «бытовое обслуживание», «образование», «административная работа» и «кад ры». Что, вообще-то, неудивительно. Как правило, в этих сферах задействованы представительницы прекрасного пола, куда более консервативные по части жизненных перемен и уж тем более переезда в другой регион.

В Kelly Services считают, что уровень трудовой мобильности россиян уже вполне соответствует глобальным тенденциям. Согласно цифрам международного опроса, проведенного компанией в сентябре-декабре 2010 года (российская выборка составила 7 500 человек), в общей сложности сменить место жительства готовы три четверти граждан РФ. При этом к свободному перемещению по России готовы 9% россиян, 6% согласны переехать в соседнюю область, 14% — не дальше ближайшего крупного города. Но куда интереснее другие цифры. Еще большее число россиян (прежде всего, представители поколения Y) предпочло бы на время сменить… страну (32%) и даже континент (15%).

Что сдерживает мобильность россиян? У представителей кадровых агентств есть ответы: традиционная привязанность к семье и друзьям (по этому признаку мы больше всего «похожи» на норвежцев), родному языку (как венгры), а также — высокие затраты на переезд (в чем мы похожи на британцев и американцев) и культурные особенности страны (в последнем случае россияне очень напоминают китайцев). При этом переезд в другую страну в нашей стране все еще воспринимается как «профессиональный вызов», а не банальная смена места жительства.

По понятным причинам наименее склонны к перемещениям по стране с целью поиска работы москвичи. По данным экспертов Superjob, ныне доля жителей столицы в общем пуле «мобильных» кандидатов не превышает 9%.

«Московские специалисты с точки зрения географии своей карьеры, к сожалению, менее подвижны, чем, например, их западные коллеги», — подтверждает директор по персоналу компании «Рено Тракс Восток» Татьяна Боулинг. Специфика деятельности (грузоперевозки) вынудила компанию сформировать в течение нескольких лет программу внутренней мобильности персонала. Результаты уже есть. Глобальная структура бизнеса позволяет менеджерам поработать не только в Москве, но и в регионах России, а также за рубежом. Однако в общении с сотрудниками отдел кадров выяснил, что даже перспективу переехать в другую страну с гарантированной должностью в одном из зарубежных отделений москвичи не всегда воспринимают с энтузиазмом. «Их гораздо больше волнуют стабильность и близость к дому, а не карьерные перспективы и новые горизонты, требующие переезда в другие регионы», — подчеркивает Боулинг.

Впрочем, эксперты прогнозируют: степень привязанности к «родному дому» постепенно будет ослабевать. В том числе эта тенденция коснется и москвичей. По крайней мере, за последние полгода, по данным Superjob, количество столичных жителей, считающих возможным работать в другой географической точке, возросло на 1%. «Не секрет, что мегаполис не является комфортным местом для жизни», — называет одну из причин отъезда московских специалистов Наталья Курантова (Kelly Services).

Продолжение читайте в части 2.